Авторская песняМонологи о АПТатьяна Кирьянова (Новикова) … Стихи

Татьяна Кирьянова (Новикова)

ОглавлениеПоэма «Елена Петровна»01-1011-2021-3031-4041-5051-6061-7071-8081-9091-9798-108109-118119-126

Татьяна Кирьянова (81-90)

Почтовому ящику.
На верхней полке.
Настроение дрожит.
Апрель.
В слоновом царстве.
Не сотвори себе кумира.
Подмерзает, подмерзает все.
Я все жизнь искал такую.
Мы сегодня с тобой надеемся.
Две души в большой компании.

Почтовому ящику.

У конвертов разная ходьба:
  Невостребованные, долго идущие.
У людей ранимая судьба:
  Терпеливые и вечно ждущие.
И один в неделю только раз
  Свой почтовый ящик навещает,
А другой - и в профиль! И в анфас!
- сам себя надеждой обольщает.

Желанная находка, изящная походка,
Шум лифта, убегающего ввысь.
А вечером на ужин прогноз метеослужбы,
Дождись меня, дождись меня! Дождись!

И лежит конверт себе, лежит.
И не знает, для чего он нужен.
Человек по лестнице бежит,
Но темно в окне почтовых кружев.
Не понять, кого здесь больше жаль:
Вечно ждущих или тот листочек,
Что неделю в ящике лежал
С перебором вечных многоточий ,

Октябрь 1998 г.

На верхней полке.

На верхней полке седьмого вагона
Мы подружились с бессонницей белой,
Смело играл километрами поезд,
Словно котенок клубочком пушистым.

Шел разговор никому не понятный,
Мировоззрения прочь уносились.
Нет, не ломались, а просто менялись,
Словно одежда, что не по размеру.

Что тебе для счастья нужно?
Ах, совсем немного:
Тихий вечер, с добрым утром!,
Дальнюю дорогу.
  Что тебе для жизни надо?
  Счесть - не перечесть.
  Что же проще? Что же лучше?
  То, что в жизни есть.

Счастье - затраты, а в жизни - утраты,
Прожиты даты, следы исчезают.
Слово не птица, но кто-то услышит
Пение птицы и крик журавлиный.
Бейтесь бураны о серые окна,
Жаль, что проходят и годы, и люди,
Наш разговор угасает надолго.
Кто собеседником был? Не понятно.

7 января 1999 г.

Настроение дрожит.

Настроение дрожит, быстро тучи исчезают
    на солнце.
Ах, как трудно жить! Ах, как трудно
    в молчание ждать.
Ждать чего-то: известий, трамвая и
    света в оконце,
Помнить все про маршрут, по которому
    можно бежать.
Пробежал по стене яркий зайчик,
    как солнца обноски.
Наш вагон носит номер тех лет,
    где умели молчать.
Скоро будем на шее носить номерки
    и полоски.
И какое нам дело, кто выставил
    эту печать?

Но как же тоскливо - осенни мои начинанья.
И лучик надежды.. И чаша полна
    Ожиданий.
Ну что ж, остановка судьбы! До свиданья?

Я найду себе время и место подумать
    О прошлом.
Записать все кровавые даты в фатальность
    Миров.
Между мной и тобой пробежала какая-то кошка.
И порушила веру в когда-то любимых богов.

Но трамвай выезжает из тени..
    И визг поворота..
Кто шипит напоследок: мол, все,
    От судьбы не уйдешь?
Что случится с людьми, так и ты
    Пострадаешь за что-то.
Не случайно свободен твой номер,
  Ведь он не хорош.
Остановка. Мы все пассажиры, и всех
    Нас спасает
То, что носим мы все на себе несчастливый налет.
Всех нас сбила волна. И ступень была
    Слишком крутая.
Чудеса в наше время иссякли,
    И время идет.

Вошедшие люди ворчат об уплате налогов,
О том, что у каждого пейджера избранный код.
И я на сиденье обшарпанном, избранном Богом,
Готовлюсь оплакивать кем-то оплаченный счет.

9 января 1999 г.

Апрель.

За зимой весна. Уходят стужи.
Год не удался. Могло быть хуже.
Чья-то жизнь пуста, и в серой луже
Серым цветом выкрашен восход.
Перепутав краски и оттенки..
Голубые глазки там, за стенкой.
И рука на бархатной коленке -
Ставит чай апрельский обормот.

И стаканчик за стаканчиком..
Ох, уж эти наши мальчики!
Март, апрель - чуть тронешь пальчиком -
И в душе чужой переворот!
Лишь в апреле верит девочка,
Повторяя нараспевочку
Все, что шепчет ей за стеночкой
Февралем замученный кот.

Не в летах судьба - в листах, страницах..
Верим мы годами небылицам.
Плохо ль, хорошо ль - а все же снится.
Кто бы этот сон истолковал!?
И летают ярко-синей птицей
Сны и не забывшиеся лица.
Вспомнить поутру, перекреститься..
Как-никак, а год, уж, миновал.

Пусть апрель звенит стаканчиком,
А к соседке ходят мальчики.
Пусть седеют 
По прошествии многих лет!
Ах, найти б такую кнопочку,
Что б у всех открылись форточки,
И весна вползла б на корточках,
Оставляя в памяти след..

22-23 января 1999 г.

В слоновом царстве.

В слоновом царстве нас встречают сотни глаз,
Там ожидают от людей чего угодно.
Ах, сколько раз нас подводила, сколько раз!
Привычка жить и даже думать благородно.

О, где Вы, пастбища майнридовских слонов?
Перевелись, наверно, в этом мире..
А эмигранты старых добрых снов
Живут теперь в трехкомнатной квартире.

А если хочется проехать налегке
Мимо объевшихся теплом гиппопотамов,
Тогда маршрут лежит к Москва - реке,
Где сохранились лучшие из храмов.

А Вы? Вы, к счастью, не майнридовский герой.
И не служитель зоопарков бедных.
У Вас свой мир, и перед Вашею звездой
Неблагодарные гиппопотамы блекнут.

Но песня пишется совсем не о слонах,
А просто там, где сила, мощность и размеры
Не обязательны и ненависть, и страх.
Наоборот - Любовь, добро и вера.
И, обладая мощным каблуком,
Будьте добры! Ведь доброта бессмертна!
Ах, извините, чем-то профиль Ваш знаком,
И говорите Вы со страннейшим акцентом.

26 января 19999 г.

Не сотвори себе кумира.

Не сотвори себе кумира,
Уборка - сон - семья - работа.
Не сотвори себе кумира от воскресенья до субботы.
Не сотвори себе кумира
При встречах  раз в два года.
Привет! Хорошая погода?
Ты для меня чуть больше мира!
Не сотвори себе кумира!

При сотворение молитвы,
Не повторяй имен безвластных!
Любовь - бездарная улитка.
Она не знает слово !
Любовь живет в морских глубинах,
Летает счастье в поднебесье.
А между ними есть полмира
Для преклонения и лести!
Не сотвори себе кумира!
Ныряйте глубже! Выше лезьте!

Как, охватить любовь и счастье,
Оставив прошлому ?
Душа рассыпана на части
Перед несчастным словом .
И вот, с высот, когда-то взятых,
Врезаюсь я в морскую воду.
Я знаю вкус такой утраты
И ощущенье свободы.
Ну что ж не виделись два года?
Во избежание расплаты:
Привет! Хорошая погода!

1 февраля 1999 г.

Подмерзает, подмерзает все.

Подмерзает, подмерзает все,
  Что было этой осенью.
Выцветает, исчезает каждый вечер
  С неба просинь.
Все застыло в изумлении
Неподвижном на три месяца.
У кого-то день рожденья,
  Для кого-то к небу лестница.

Лишь за стеклами усталыми
  Меж камней и темных росчерков,
Что-то светит запоздалое,
ПЕРЕКРЕСТКИ, МНОГОТОЧИЯ.
Словно пауза недлинная
  После долгого молчания,
Так и после одиночества
  Ночи долгого прощания.
Что поделать, есть у каждого
  Юбилеи и столетия,
И тогда для гостя жажда,
  Для ушедшего - бессмертие.

1990 г.

Я все жизнь искал такую.

Я все жизнь искал такую,
  Что придет ко мне сама.
И в объятья упакует,
  Словно лютая зима.
Я всю жизнь искал не страсти,
  А защиты от любви.
Оказавшись в чьей-то власти,
  Я гасил пожар в крови.

Ты созданье неземное,
  Ты любовь моя и злость.
Ты подброшена судьбою,
  Как собаке беглой кость.
Раздробивши на кусочки,
  Истрепав тебя сполна,
Я ночами в одиночку
  Молча вою из окна.

После перевоплощений
  Ты заявишься ко мне.
Не надеясь на прощенье,
  Получив его извне.
Ты натянешь мои нервы
  На гримасы моих струн.
Сотворя из страсти стерву
  За один десяток лун.

И останутся навеки
  В страшной памяти людей
Вместо ангела - калека,
  Вместо образа - злодей.
Стоит только согласиться
  И повесить твой портрет,
Как из храма синей птицы
  Вырастает монумент.

Я всю жизнь искал такое,
  Что не страшно потерять.
Не бездушье беспокоит,
  А холодная кровать.
И горит в огне послушном
  Рукописный Колизей.
Но от жаркого бездушья
  Не становится теплей.

5 февраля 1999 г.

Мы сегодня с тобой надеемся.

Мы сегодня с тобой надеемся,
  Что на Землю вернется любовь.
По следам музыкантов Бременских
  Побежит полосатая кровь.
Ах, спасибо, что хоть в полосочку!
  Все же лучше, чем ничего.
Впересыпочку.. после стопочки..,
  А потом все на одного.

И хотите ли, не хотите ли,
  Кто-то выберет скользкий удел.
Полосатые наши зрители
  Нам укажут законный предел.
Мол, нельзя поперек полосочек,
  Ни по сердцу, ни по уму!
А что требуют массы косточек,
  Продавайте их на дому.

Ну а мы с тобой - непутевые! -
понадеялись на перекос.
Эти сказки уже не новые,
Для букашки есть дихлофос.
И не зря Трубадур скитается!
Он приятен лишь под окном..
Ну а песни его останутся.
  Правда, речь у нас не о том.

6 февраля 1999 г.

Две души в большой компании.

Вздор беспечный - для души стена.
Ветер встречный выдал настоящий возраст.
Знаем все мы: истина одна.
Но своя всегда и всем была дороже.
К ней идем, как к теще на блины.
Пропускаем, даже если невозможно.
Засыпая шепчем? Мол, пойми..?
А понять друг друга нам с тобой не сложно.

Что ж ей делать, истине моей?
Понимает, даже если не серьезно.
Сколько в мире  людей!
И как много тех, кто понял слишком поздно.
Как хотелось встретиться с одной,
С той, что все поймет и даже не осудит!
Но мурлыкал голос за спиной:
Требуй больше, требуй! С этой не убудет!

Что ж вчера ты прямо не сказал?
Не спросил? А было все уже возможно.
Разговор пошел: купил.. продал..
И вернуться к теме было очень сложно.
Вот и думай, как же подгадать
Тот момент, где был один вопрос серьезный.
Мы успели многое понять.
Но, видать, успели тоже слишком поздно.

15 февраля 1999 г.

Оставьте комментарий?


Имя:          Емайл:

Текст записки:





Не используйте в тексте ссылки. Такое сообщение отфильтруется системой и не будет доставлено.

8-917 415-55-17


Как помочь сайтуПартнерские ссылкиРеклама на сайте