Авторская песняМонологи о АПФестивалиКСП Сентябрь … Полина Берелехис

Полина Берелехис

Дипломант фестиваля "Уфа-2002", г.Уфа

Аудиозаписи Полины можно скачать из каталога МР3 файлов
Комментарии посетителей странички

МОЁ

P.S.: употреблять только с гитарным сопровождением

1. Женская рифма
2. Картинка
3. Дорожная
4. Менестрель 1
5. Менестрель 2
6. Семейная колыбельная
7. Д о м
8. С о н
9. Х р а м
10. Р ы ж а я
11. Самоварное счастье
12. Я не боюсь
13. Мой ребенок
14. Оркестрик
15. Женская туристическая
16. ______
17. Монолог отца
18. Палата N 6
19. Воспоминание
20. Училка
21. Скажи мне что-нибудь хорошее:
22. Золотая рыбка
23. Андрюшке
24. Август
25. Про бывшего кролика
26. Утро
27. Местечко
28. Письмо
1.  Женская  рифма

Доливала, заливала,
Чашу в пальцах согревала,
Целовала, как кричала,
Что горчит - не горевала.

Неуверенно смеялась,
Без раскаянья дерзила.
Со словами наигралась,
Где любили - не любила.

Довязать - не довязала,
Лампу в срок не погасила.
Не скупилась, не скрывала,
Не умела, не простила.

Порвала, что написалось.
Пальцы струнами разбила.
Не терпелось - надломилась,
Потому что не любила.


2.  Картинка

Птица соткана из крыльев,
Крылья сотканы из перьев,
Перья сотканы из кружев,
Кружева - из тонких нитей.
Нити вечное движенье,
Мастерицы юной пенье,
Птица счастья, душ смятенье:
Лютик в русых волосах.

Все ткала б да напевала,
И мечтать не уставала,
И тоски не понимала,
Вслед смотрела птичьей стае.
Голубок над крышей кружит,
Под рукой крылатость кружев,
Пастушок проходит : мимо,
Как сказать, что мне он нужен.

Души сотканы из песен,
В песнях слов переплетенье,
Звуков легкое круженье
И видения из сна.
Позабыта птичья стая,
Ну и пусть себе летают:
Он заметил, как идет мне
Этот лютик в волосах!


3.  Дорожная

Тетрадка в клетку, обои в полоску,
Чужая шляпка в смешной горошек.
Цветочком платье, горшочком стрижка,
Все симметрично как понарошку.
Шотландка - в клетку, баранка -  в дырку,
Кота мурлыканье - в до-миноре,
Все так обычно и так привычно, 
И неприличное на заборе
Все так обычно и так привычно:
Свои разлады, пустые споры, 
Кому прощаться, кому влюбляться,
А мне б - добраться скорей до дома.

ПРИПЕВ: 
Стук колес вагонных навевает скуку,
Серенький пейзажик за окном - не в радость.
Эх, прибавить ходу бы, ну самую малость, 
Чтоб домой пораньше, хоть на минуту. 

Пейзажик серый и лица - всмятку,
Дымит устало сосед неспящий.
И месяц ножкой стучит в окошко,
А ночь - тягучий кисель домашний.
Кисель домашний, звезда как блинчик,
Кота мурлыканье в до-миноре,
Все так обычно и так привычно,
И неприличное на заборе.
Все так обычно и так привычно,
Цветок в петлицу, а веник - в угол.
Кому сердиться, кому мириться,
А мне бы лица родных  и  губы.

ПРИПЕВ:


4.  Менестрель   1

Тонкие пальцы по грифу-
Поступь древней баллады.
Звуки имен, забытых 
В шорохе листопадов.

Эти теплые краски,
Мудрая мягкость листьев:
Жаль, что ты некрасива,
Маленькая певица.

Плащ да дорожный посох,
Молодость - на закланье,
Тянется-тянется к звуку 
Вечно юное пламя.

Ропот. Пустые ножны.
Тень на суровых лицах.
Что же ты натворила,
Маленькая певица?


5.  Менестрель   2

Зябкая зыбь снов,
Вязкая вязь рун.
Не возвратить слов,
Не оборвать струн.

Неугасаемым - рог,
Плакальщикам - свирель,
Радуга между строк:
"После споешь, пей!"

"После допьешь, пой!"
Месть всполошит кровь,
Меч перевит струной,
Певшей в миру любовь.

Не заглушить струн,
Не оправдать слов.
Вязкая вязь рун,
Зябкая зыбь снов.


6.  Семейная  колыбельная 
/Тишина/


В шифоньере тишина
И под стулом тишина,
И за дверью тишина,
И в кроватке тишина.
Одеялом нас укрыв,
Мама свой поет мотив
'Баю-бай, засыпай'.

В шифоньере платья спят,
Под столом все стулья спят,
А за дверью спит палас,
Эта песенка - про нас.
Одеялом нас укрыв,
Мама свой поет мотив
'Баю-бай, засыпай'.

А Илюшка все пищит,
'Зубки' мама говорит.
И я знаю наперед,
Что сейчас произойдет:
Папа пледом зашуршит
'Хочешь на руки, бандит?'
Ну-ну, ладно, баю-бай, засыпай.

Интересно, мамы спят?
Интересно, папы спят?
Нет, наверное, не спят,
Может, просто не хотят?
Точно, как я мог забыть,
Их ведь некому укрыть
И сказать 'баю-бай, засыпай' 


7.  Д о м

В доме моем три окна,
Три окна, все на  восток.
В доме моем нет давно,
Нет давно дверей на засов.
В доме моем 
Пять долгих лет
Ждут треугольный белый конверт,
Ждут, верят, ждут.

В доме моем мама и я,
Мама и я и старый альбом.
Пять фото в ряд, все говорят:
Братья в отца в доме моем.
Пять фото в ряд,
Пять долгих лет,
Пять страшных фраз в пламя тайком:
Мама, не плачь, подождем.

Слезы: вода. Гомон и гам,
Радость и смех в доме моем.
Дети шалят, пять дьяволят,
Пять сыновей в доме моем.
Пять сыновей, 
Пять дьяволят,
Мамино фото и старый альбом
В доме моем.


8.  С о н

Мой дом - две пары стен с подошвой потолка,
Под ней глазок свечи и старая тетрадь.
В тетради строки рифм, и каждая строка,
Читаясь не спеша, кричит 'унять, унять'.
Мой стих - неверный ритм, мой ритм  - нетвердый шаг,
Мой шаг - всегда не в такт, да дерзость не в цене,
Пока искрит свеча, пока дрожит струна,
Пусть пляшет моя тень на белом потолке.

А там над потолком давно горит очаг,
И в очаге давно кричит душа огня,
У очага сидит, в трех соснах заплутав,
Сбежавшее от нянь безглазое дитя.

Его неверный шаг бессмыслен и несмел,
Его безумный смех мне снится по ночам.
Пока горит очаг, он пляшет как во сне 
И давит на меня подошвой потолка.


9.  Х р а м

По зеленой по траве да босиком,
Да по зеленой по траве да босиком,
Да босиком, да к храму белому пешком,
Да к храму белому пешком, да на поклон.

А в храме белом тишина уж сотни лет,
А в храме белом тишина уж сотни лет,
А в храме белом лишь печаль да пыль, да тлен,
Да постепенно гаснет память белых стен.

А в храме белом только камни помнят все,
А в храме белом только камни помнят боль,
Вой стариков да плач детей, да крик жрецов,
Да ярость варваров, не помнящих Богов.

А в белом храме стон не отомщенных душ 
Откликнется на звук моих шагов,
О ярость скорби, мне понятно, почему
Ты, светлый Бог, все не простишь своих врагов,

А в белом храме вроде все как встарь,
Вот только эхо не идет от стен,
Да осквернен разрушенный алтарь,
И что-то властное велит мне встать с колен.

Я встану, я прижму к губам свирель,
Я верю, храм устал от тишины,
Вернись домой, Пресветлый Бог, и мне прости,
Что сплел тебе алтарь из полевой травы.

По зеленой по траве да босиком,
Да по зеленой по траве да босиком,
Да босиком, да к храму белому пешком,
Да к храму белому пешком, да на поклон.

А в храме белом снова голоса, 
И снова лица в отблесках свечей,
Века прошли, Пресветлый Бог, гони печаль,
Смотри, на твой алтарь опять кладут свирель.


10. Р ы ж а я
 
Белым по белому - ерунда,
Черным по черному - вот нелепость,
Злостью на злость отвечать - беда,
Правдой на правду - где ж твоя верность?
Катится-катится белый мох
Серой былинкой, листвой осенней,
Эй, не плачь, рыжая, все пройдет,
Жаль,  не правда, так, ложь во спасение. 
А там рыжий локон, веснушки на взлет,
Рыжая капля в осенней пляске,
Рыжий локон, невезучая кровь,
Папина дочка, зеленоглазка.
Ветром залетным, судьбе не в масть
Лист, унесенный в миг озарения,
Эй, ты там, рыжая, ты не плачь,
Быть суждено этим листьям осенними.

Белым по черному - ерунда,
А черным по белому - с наслаждением,
Бесцветьем по радуге - вот беда:
Снег засыпает радость осеннюю.
Падают-падают небеса
Белым туманом, сонным забвением:
Где уж нам, рыжим-то,  куда?
Осени будем ждать как избавления,
Чтоб рыжим по зелени:


11. Самоварное счастье

Я хочу глуповатого счастья,
Чтоб без взлетов шальных, без падений,
Без капризов природных ненастий,
Без рискованных совпадений,
Я хочу простоватого мужа
Без заумных идей и теорий,
Пусть он будет большой, неуклюжий,
Добродушный и с мамой не спорит.

А еще я хочу в доме печку,
Чтобы печь пироги в воскресенье
И жевать их потом на крылечке,
Заедая брусничным вареньем.
Ну и пусть мне твердят, что смешная,
Ну и пусть мне кричат, мол, мещанство:
А я скатерть хочу с кружевами
И спокойного тихого счастья,
Самоварно уютного счастья.


12. Я не боюсь

Я не боюсь больших собак 
И тьмы на лестничной площадке,
А с пьяниц вовсе взятки гладки,
Пускай они боятся нас.

Я не боюсь пустых дорог 
И злых людей на тех дорогах,
И я привыкну понемногу 
К шальному блеску наглых глаз.

Я не хочу бояться слов:
То равнодушных, то циничных,
И вера в правду безгранична
Детей, бродяг и Казанов.

А если в мире все не так -
Я не хотела вас обидеть,
Мне восемнадцать, я боюсь, 
Боюсь привыкнуть ненавидеть.


13. Мой ребенок

Я пою, когда мне очень хочется петь,
И молчу, когда меня просят замолчать,
Мой ребенок считает воду в душе дождем,
Он не знает, что такое дождь на душе.
Он колотит кулачками по упругой воде,
Брызги радуг слетают на кафель и пол,
Он еще так мал, мир ему так велик,
Но он точно знает, что такое любовь.

И котенок в углу, и мышонок в норе, 
Зайчонок, бельчонок, Винни-Пух и все-все
Знают точно: смеяться можно даже во сне, 
Если рядом есть друг и нет дождя на душе.
Мой ребенок бесстрашен, стоит только начать:
Мой ребенок не верит в пургу и печаль, 
Он еще так мал, мир ему так велик,
Но он точно знает, что такое мечта.

Он в меня: поет, когда ему хочется петь,
И немножко в отца: он не может молчать.
Он такой, он живет, он так хочет взлететь,
Пусть поет, пусть к полету стремится душа.
Две мечты, две надежды, два сна наяву,
Продолженье двоих в озорном малыше:
Он еще так мал, мир ему так велик,
Пусть не знает, что такое дождь на душе.


14. Оркестрик

Оркестрик наш в сборе, как лихо звенит дудка,
А все начиналось так тихо, с флейты,
А мне достался надтреснутый бубен, 
И в нем тихий шепот ручья, опоздавшего к лету.
Мой бубен, стук каретный,
Старый мой бубен, а сказка спета 
Давно, дрожью в руке - тепло.

Опять все мы вместе, пусть мало нас, пусть немного,
Как звуки легки, как музыка невесома,
Подмостки - стары и бархат - темно-лиловым,
Но оркестрик наш в сборе, оркестрик наш в сборе, 
Оркестрик  наш в сборе.
И в нем - мой бубен
Стук сердца будит.
Старый мой бубен
В тревогах буден поет:
Все, что ни будет, - пройдет.    


15. Женская туристическая
/Айгирскому гнезду посвящается/

Еще чуть-чуть, совсем чуть-чуть
Не поддаваться на 'авось',
Еще чуть-чуть, до той скалы,
А после скал - до тех берез.
Еще чуть-чуть, сбивая шаг,
Но, не бросая свой рюкзак
И повторяя про себя: еще чуть-чуть.

Дурная бабья голова:
И в голове дурной слова,
Что та дурная голова 
Ногам работу принесла.
А за березками - лужок,
И на лужке - сладка трава:
А за травой - лесок,
А там опять скала.

Еще чуть-чуть, черт побери.
Какого черта! Сто чертей!
Ведь там диван, водопровод,
А тут - макать котлы в ручей:
Стоп. Все нормально, нет дождя
И солнца нет под козырьком,
И впереди любимый дьявол с рюкзаком!


16. ______

Я хожу по чужой земле,
Забывая лица людей,
Мой народ, презираем и горд,
Верит в мудрость своих детей.

Я глотаю обрывки грез,
Будто лезу в чужой карман,
Я опять иду на таран,
Не умеючи жить всерьез.

Я не верю чужим стихам,
В них таится чужая боль,
Мне б свою положить на ладонь,
Оглядеть и понять - не отдам.

Мне б простить, что простить нельзя,
Мне б восстать против зла стихий, 
Только б не был чужим язык,
На котором пишу стихи.
 

17. Монолог отца

На рисунке поле-полюшко
Рисовал сыночек-горюшко,
Травка, камешки и солнышко
И для птиц летящих зернышки.
Улыбалось ясно-солнышко,
Поливало алым горушку,
Улетала птица быстрая, 
Будто пуганая выстрелом.
Восемь лет- рука отважная,
В восемь лет война не страшная,
Зелень травная, бумажная,
Будто пятна камуфляжные.

На рисунке поле-полюшко,
Рисовал сыночек-горюшко, 
Травка, камешки и солнышко:
Не за горло - так за горлышко.
Посошком: и вновь до донышка,
Не марать бы алым перышки,
Чем убитым иль убийцею,
Возвернуться лучше птицею.
Зелень травная, бумажная,
Не рисуй,  сыночек, страшно мне:
Возвращенье сна вчерашнего -
Завтра снова врукопашную. 


18. Палата N 6

Сезон нелетный - мертвое время,
Скамейки в парке - в опальных рифмах,
Грехопаденье?  Сплошное соло.
Осень.
Шальные краски, лешачий шорох,
Там кто-то в белом с глазами птицы.
Поздно! Я превратился! Какая жалость
Осень.

Все будет так как вчера, я не успею взлететь,
Я не успею сказать, что завтра снова летать
Все будет так как вчера.
Серый войлок стен.

Сезон нелетный - решеткой воздух,
Безумство храбрых в толпе безумных.
Лги, птичий доктор, душа не слышит,
Ссохлась.
Шальные краски, слепая кара,
Скупые губы, немые лица.
Поздно! Я превратился! Какая жалость,
Осень.

Все будет так как вчера, я не успею взлететь,
Я не успею сказать, что завтра снова летать
Все будет так как вчера.
Серый войлок стен.


19. Воспоминание

Давным-давно, давным-давно,
Как говорят   - во мраке,
Твоя струна, мое вино
И вечер в темном фраке.
Тревожен Блок, свечи тепло,
Рояль в потертом лаке,
Уж суждено, так суждено,
И дат истерлись знаки.

Ах, если б май впустить в окно, 
Чтоб легкость в каждом взмахе,
Чтоб стало вновь не все равно:
На троне иль на плахе.
Страдать, любить, мечтать, дерзить
С улыбкой на губах и 
Вновь местами поменять
Роль девочки и свахи.

Но не дано нам, не дано
Все по местам расставить,
Не станет кружевом сукно
И сердце старит память.
Я знаю, все предрешено,
Не в масть, но не исправить.
Что суждено - то суждено,
Что прожито - то с нами.


20. Училка

Тетрадь за тетрадкой, 
C душой неполадки,
 Уставшая лампа.
Читаться не хочет, 
Причудливый почерк,
Дай, Боже, таланта.
Пять строчек, шесть строчек,
Страничка, листочек,
Светлеет с окна:
И красная паста,
И кофе - до дна.

Тетрадь за тетрадкой
И смысл - загадка, 
Ищу как Грааль.
А в каждом творенье
Бой с темой, как с тенью,
И автора жаль.
Бой с темой, как с тенью,
Конфликт поколений,
В линеечку  ринг:
Сомненье в сравненье
Полезности книг.

Тетрадь за тетрадкой, 
Оценки - заплатки,
Учительский код.
По ритмике строчек
Финальный звоночек -
Фальшивый аккорд.
Чего ж им стараться?
Ответа, признаться,
Не знаю сама.
Смешная училка:
То стих, то струна.


21. Скажи мне что-нибудь хорошее..

Скажи мне что-нибудь хорошее
Не хочешь? Ну не говори
Давай древесным мелким крошевом
Я покормлю костер с руки
Пусть будет добрым, нежным, ласковым
Пусть дыма больше чем огня
Пусть околдован дымной сказкою
Ты заскучаешь без меня.

То ли ласкать, то ли лакать вино. 
Давно 
Твой пеплом след замело
Было иль будет, иль не дано, 
Давно
 Плачу свечой перед зеркалом.

Все дело в том, что некрасивая,
Что чаще плачу, чем смеюсь?
Давай, чтоб не было обидно мне, 
Лесною ведьмой назовусь.
Я эликсиры приворотные
Согреть поставлю у огня,
Глотнешь судьбы - и, завороженный,
Ты заскучаешь без меня.

Лучше истаять, уйти с волной,
Давно
 Все, что забыто, залечено.
Ставни расставив, лететь в окно,
Давно
Шучу-плачу птичкой певчею.

Скажи мне что-нибудь хорошее,
Скажи мне что-нибудь, скажи.


22. Золотая рыбка

Всё давным-давно бело,
Всё давным-давно умыто.
На двоих одна любовь,
А потом одно корыто.
Сказки бег. И на бегу
Встреча с рыбкой золотою.
Три желанья на судьбу:
Жаль вот не живу у моря я.

Всё давным-давно в тиши,
В дивной ясности морозной.
Раз - прости, два - не пиши,
Боже мой, как несерьезно.
А по синей по волне,
Белый парус лодкой правит, 
Чей-то невод опустел,
Чьи-то губы одичают.

Кто сказал, что все прошло?
От любви ведь нет микстуры,
Старику не повезло?
Или просто рыба - дура?
Сказки бег. На берегу
Снова двое позабыты.
Три желанья на судьбу:
Невод, лодка да корыто.
  
А летом - мальчики опять косы драть девочкам.
Летом - резинки, бубенчики, фенечки.
Чуть-чуть косметики, пять пар веснушечек,
Чудо моё, диво моё, загляденьице.


23. Андрюшке
/ И пусть никто не уходит так /

Чрез туман и через мглу - поезд.
Стук колес сквозь тишину - поздно.
Ни доехать, ни дойти
Будешь ты уже в пути
В небо.

Не успею - ты простишь, правда?
Я увижу, как ты спишь : навек.
Не забудь меня, люби.
За стеклом лишь фонари:
Пустошь.

Я чувствую жизнь этих стекол и стен.
Дождь рвется ко мне безумной любовью Богов.
Мне б до дна эту чашу - горечь вины в вине.
Я озяб в этом мире и кутаю руки в кровь.

Мой хрустальный сон нарушает последний звук. 
Чуть мерцает путь порастянутых в годы секунд.
Мир прокатится мимо, и я пойму, пойму,
Почему нас так много, людей, постигающих суть.

И я кутаю руки в кровь.


24. Август

Здравствуй, теплый день, щедрость августа,
Небо в кисее самолетиков.
Здравствуй, старый парк, видно неспроста
Прячешься под ивовым зонтиком.
Листья по земле бродят ощупью,
Налицо - задумчивость климата,
Мне б еще побыть блудной дочерью,
Не идти домой, повод выдумать.
Не идти домой, хороводиться, 
В окна поглазеть, позавидовать,
Косы расплести, пусть не спросится,
Сколько для меня весен минуло.

Скоро-скоро ветры закружатся, 
Воздух зазвенит, не забыться  бы.
Краски сгладятся, отутюжится
Все, что было громким и выспренным.
Августа тепло вскружит голову,
Губы в алый цвет заневестятся.
Август виноват, если не найдусь,
Не моя вина, коли встретимся.
Не моя вина, коль заблудимся, 
Спорить будем зло и бессмысленно.
Август виноват, если слюбимся,
Не моя вина,  коль неистово.

Листья по земле  бродят ощупью,
Холода придут, их не миновать,
Дайте же побыть блудной дочерью,
Не идти домой повод выдумать.


25. Про бывшего кролика

Мой забытый белый кролик: две завязки и помпон,
Нафталином успокоен и от моли защищен.
Если заалели уши от стыда, метель и бурь,
Натяни, вдыхая глубже нафталиновую дурь.

Помнишь, мой чудесный кролик, как в начале всех начал
Я учил тебя мурлыкать, чтоб наш Васька не скучал.
А когда у мамы с платья я отрезал рукава,
Спал с тобою под кроватью, чтоб подольше не нашла.

Мой потертый старый кролик, я, конечно, не Ван Дамм,
Но от сына сберегу и даже внучке не отдам.
А когда на крышку гроба горсть землицы упадет,
Не расстроюсь: белый кролик к белым тапочкам идет.


26. Утро

Не утепленное окно, 
Незащищенность на рассвете, 
По недописанным стихам
Гуляет ветер.
Кивает тонкая свеча,
Роняет капли перламутра, 
Я слышу, ходики стучат,
Я жду :Минуты
Но снова холодна звезда,
А строкам Старого Завета
Всего -то нужно для тепла
Немного света.

Не утепленное окно,
Не до уюта, не до Бога.
Какой-то музе - все равно, 
Моей - убого.
Неслышно падают слова,
Смешны пустые обещанья, 
Слегка прикушена губа,
Я жду прощанья.
Мне до рассвета не успеть,
Быть может повезет кому-то.
Стихи сжигаю, чтоб согреть
Простое утро.


27. Местечко

Старый дворик, добрый дворник, 
Спор соседей, скрип калитки.
Звон монеты, запах дыма,
Свежий хлеб у полной кринки.

Пр. 
Милая моя, в черных косах прядь седая,
Вабэлэ моя, ты устала, сядь, родная,
Фэйгэлэ моя:
/вокализ/

А когда наступит вечер,
В прошлый день уйдут заботы, 
Как всегда в канун Субботы
Над молитвой вспыхнут свечи.

Пр.

Старый дворик в добром детстве, 
И как лист желтеет память.
Свечи, лица.: Все забыто, 
Да и вспомнить -не исправить.
 
Пр.


28. Письмо

Какое странное письмо -
Ни подписи, ни даты.
Какая щедрая судьба -
Тем рады, чем богаты.
Какая добрая любовь - 
Не ссориться, а спорить.
Какая легкая тропа - 
Недоброго не помнить.
Невыразимое объять -
Миры лепить из глины.
Невыносимое мечтать - 
Любить и быть любимой.
Неукротимое смирять,
Не жертвуя собою.
Как перед Господом стоять:
С руками за спиною.

Какие стары слова -
Ни пошлости, ни фальши.
Чуть-чуть кружится голова, 
И сыновья все старше
Но что-то теплится едва,
Мою печаль тревожа.
Такие старые слова:
'Я вас любил, любовь еще быть может'.

Комментарии


Среда, Декабрь 17, 2003 в 18:47:18

Имя: стОЛЯрова

E-mail: stolarova_ne @ mail.ru

Текст:
Полиночка! Спасибо тебе, что ты есть!!!!!


Суббота, Февраль 15, 2003 в 23:45:39

Имя: Елизавета Натановна

E-mail: vaiman @ ufanet.ru

Текст:
Ну, очень понравилось... "..ни пошлости, ни фальши.." Даже юность вспомнила. Умница, Полина


Оставьте комментарий?


Имя:          Емайл:

Текст записки:





Не используйте в тексте ссылки. Такое сообщение отфильтруется системой и не будет доставлено.

8-917 415-55-17


Как помочь сайтуПартнерские ссылкиРеклама на сайте