КСП УФА

Поговорим
На АПушке
ЭКОНОМИКА и МЫ 13.07.2018 статья уфимца Александра Леонидова

 
Открыть новую тему  Ответить    Все разделы -> Политика и т.д.
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
ВераНиКа





Зарегистрирован: 22.12.2006
Сообщения: 2000


СообщениеДобавлено: 21 07 2018 09:11    Заголовок сообщения: ЭКОНОМИКА и МЫ 13.07.2018 статья уфимца Александра Леонидова Ответить с цитатой

Попалось на глаза в связи с обсуждением законопроекта о повышении пенсионного возраста, который не принимает большинство населения страны... Посмотрела автора - оказалось, наш, уфимский... и я даже с ним когда-то общалась (он был тогда литконсультантом в СП).

============================================

https://economicsandwe.com/B3F96F72A868481E/

Молох комфорта «богоизбранных»

Если предыдущая (и не только советская, но и скажем, скандинавская) модель развития стремилась к обобщению прав человека, что приводило к примерно единым стандартам жизни для всех (заклеймлено, как «уравниловка») – то новая модель социума противоположна. В ней одним людям становится всё лучше и лучше, а другим, соответственно, всё хуже и хуже (известно как «поляризация»). Социал-демократия взаимно растворяла бедность и богатство в некоем среднем уровне. С одной стороны, всё более доступном для каждого уровне: с другой – всё более комфортном. А пост-советский дегенератизм живёт по формуле: «победителям всё, и горе побеждённым».


Современный рыночный либерализм, «религия эгоистов» - строится на совершенно очевидных, и никем не скрываемых догматах:

1.Подобно тому, как иудеи делили людей на евреев и гоев[1], протестанты – на избранных и проклятых[2], все люди в рыночном либерализме делятся на успешных и неудачников.

2.Лёгкая и удобная жизнь «успешных» (как они говорят про себя – «рукопожатых») – должна быть обеспечена любой ценой. Вообще неважно, сколько будет стоить удобство узкого круга миру, потомкам и человечеству.

3.Судьба не вошедших в круг «рукопожатых» их не волнует, никакие их страдания не трогают за душу (которой, с точки зрения социал-дарвинистов, и нет вовсе).
Эти правила и объясняют тот странный тон, который принимает любая (даже анонимная) полемика с «рукопожатым» кружком конченных эгоистов. Раньше меня удивляло, как они переключаются с идей на личности, и почему с таким остервенением доказывают, что «автор не заканчивал правильных ВУЗов» или не входит в тот или иной круг. Какое им дело до ВУЗа? Вообще до автора (который может и за псевдоним прятаться)? Выдвинута мысль – нужно и возражать мысли, если есть чем…

На самом деле, главное для «рукопожатых» выяснить, что критик с точки зрения их внутренних правил заговора не имеет права слова. Выяснив, они успокаваются, и дальше только изумляются[3]: почему бессловесное думает, что «люди» с ним будут разговаривать?

Кроме этого с либералами обсуждать давно уже нечего. Вся их суть на поверхности: принесение всего мира, как существующего, так и грядущего, в жертву личным, постоянно возрастающим потребительским аппетитам, отягощённым прогрессирующим тунеядством.
Как говорил герой повести «Записки из подполья» (1864) Ф. М. Достоевского: «Свету ли провалиться, или вот мне чаю не пить? Я скажу, что свету провалиться, а чтоб мне чай всегда пить». В наши дни это уже не шутка, а позиция власть имущих, у которых бесконечная алчность потребления парадоксально совпадает с бесконечной ленью созидания.

Как я уже говорил, у сегрегации людей большие традиции и длинные корни. По каким только поводам впавшая в коллективный эгоизм группа не объявляла себя «богоизбранными»! А в итоге, цвет ли кожи или толщина кошелька, всё равно приходила к одному: «весь мир для нас, для вас только страдание!».

+++

Почему экономический либерализм является паразитом цивилизации, наподобие блох или глистов у теплокровных животных? По той причине, что у цивилизации есть двуединое правило, недопустимое к делению:

1)Человек стремится к удобству и комфорту, стремится лучшим образом обустроить свой быт и потребление.
2) Но человек отказывается от любых бытовых удобств, если они противоречат нравственным нормам (проще говоря – получены за счёт других людей).
Обогащение, если оно не сопровождается разбоем, является целью любой цивилизованной системы. В этом смысле глупой тавтологией, избитой банальной истиной звучит фраза «лучше жить – конечно, лучше, чем хуже».

Любой человек, хоть советский, хоть монастырский, при самом строгом уставе, понимает, что нужно эффективно хозяйствовать, и повышать жизненный уровень. Зачем иначе в монастырях средневековья выводили бы новые, более продуктивные и стойкие виды овощей? Зачем в советское время стремились переселять людей из коммуналок и изб в благоустроенные квартиры?
Конечно, хорошо жить – лучше, чем плохо. Но цивилизация (не я, а весь опыт мировой истории) настаивает: при условии, что комфорт не обретаем путём разбоя!

У человеческой цивилизации много парадоксов, но самый острый и опасный из них – парадокс стремления к комфорту при отвращении к разбою. «И быть богатым, но не красть» - сказал об этом поэт, смущённо добавив – «Конечно, если так возможно…»

Проблема в том, что разбой и конфискация – самые прямые, лёгкие и короткие дороги к личному комфорту. И так было всегда. И если стремление к личному комфорту перевешивает моральные принципы у населения – начинается перераспределительная резня.

Суть её в том, что обменные отношения лишаются добровольности, даже если формально таковыми остаются. Возникает группировка существ (в нашем случае это либералы) – которая истощает всё вокруг ради бесконечного само- и взаимо-обогащения.

Инструментарий цивилизации превращается в собственную противоположность. Фигурально выражаясь, мудрецы придумали нож, чтобы резать хлеб, а злодеи придумали использовать нож, как орудие убийства.
Доказать дегенератизм позиции рыночных либералов можно математической моделью (и легко) – но зачем это делать, когда и без умозрительной модели, в простоте практики всё видно? Энергетика всех достижений цивилизации замыкается на локальной группе. Эта группа постоянно обогащается, в процессе совершенно утратив и чувство меры, и понятие о норме.

Максимализируя личные прибыли, группа ничего не выделяет ни современникам, ни потомкам. Будущее человечества сворачивается параллельно сворачиванию социальных систем и культурного ценза.

Говоря кратко и научно – происходит вытеснение всего многообразия форм человеческой идентификации безликими и анонимными, неконтролируемо печатаемыми «для своих» деньгами. Всё в человеческой жизни – будь то жильё или престижное рабочее место, диплом или гражданство (паспорт), орден или медаль, любое звание или статус, конкурс и лауреатство – всё сводится к денежной сумме. При этом денежные суммы распределяются хозяевами системы в отвязке от золотого обеспечения, совершенно произвольно: «одному бублик – другому дырку от бублика, это и есть демократическая республика».
Так «финансирующие органы» не только подменяют собой выборные органы власти (финансовая власть не выбирается путём голосования), но и пытаются подменить Бога. И личность, и судьбу человека творит Бог – а «финансирующие органы», бесконтрольно манипулируя денежными суммами, пытаются заменить ими и все стороны человеческой личности, и определить во всей полноте её судьбу.

От человека вообще ничего не требуется, кроме как быть фаворитом или роднёй распределяющего заговора: безголосые становятся певцами, слабоумные – академиками, шизофреники – министрами и т.п.

А если человек не фаворит – тогда, наоборот, ему ничего не поможет.

+++

Цивилизация во всей своей полноте и древности, вывела два правила отношения к своему носителю – человеку, которые нельзя смешивать, потому что они находятся в разных плоскостях.

1.Безусловная ценность всякой человеческой жизни.
2.Ценность и обязательность человеческого вклада в культуру и познание.
То есть, выражая несомненное смысловое тело цивилизации, как таковой (во всех её формах и проявлениях) – цивилизованный человек рождён служить, во-первых, Жизни, во-вторых, Культуре.

Либерализм современности снимает оба этих основополагающих требования цивилизации. Жизнь «отверженных» кружком «рукопожатых» ничего не стоит, её можно отнимать и сразу, и по кусочкам, миллионы и миллиарды «отверженных» - лишь топливо для камина правящих «элит».

Поскольку эти элиты одержимы звериным эгоизмом, они убеждены, что им должны все, а сами они – никому. Поэтому рассуждения о культурном цензе вызывают в их среде патологические смешки и ухмылки. Как не ощущают они никакого долга перед современниками – так не ощущают и долга перед потомками: «после нас хоть потоп».

Культурный уровень типичного представителя либеральной современной «элиты» мало чем отличается (если вообще чем-то отличается) от культурного уровня трущобного маргинала. Ведь меряются-то они количеством денег, а не количеством знаний или талантов, личность аннулирована до нолей банковского счёта!

Отсюда и вытекает звериная жестокость либеральных «элит» как к населению своих стран, так и к духовно-интеллектуальному наследию человечества. И то, и другое потрошат, как курицу на кухне, обеспечивая ресурсный простор своему дегенеративному произволу. Что бы ни пришло в их примитивную голову – должно воплощаться «масштабно, немедленно и шикарно» - «ведь мы этого достойны» (как учит реклама).
Сколько при этом погибнет «отверженных», и сколько памятников культуры – их совершенно не волнует, потому что и то, и другое для эгоиста-локализатора расходный материал.

+++

Либерализм взял у цивилизации не только её технические средства (в готовом виде), но и её (очевидное для всех) стремление к бытовому комфорту человека.

Если в цивилизованном обществе существует парадокс разнонаправленности стремления к удобствам и нравственного выбора, то в либеральном обществе никакого парадокса нет.

В нём только рычание хищника и визг жертвы. Стремление к обогащению и удобствам отбросило нравственные ограничения, выродившись в «что нам полезно – то и есть истина».

От абстрактного и отчасти благородного «человек есть мера всех вещей» у атеистов либералы перешли к конкретному и омерзительному «мы есть мера всех вещей». А Вселенная, убеждены они, возникла только для них, и должна служить всем своим многообразием только им.

Цивилизация настаивала на бытовом комфорте людей – но всех людей. Она потому и возникла в устойчивых формах, что отвергала обогащение отдельных людей любой для окружающих ценой.

Либерализм с этим покончил, настаивая на бытовом комфорте только для «себя, любимых», отменив запрет на разбой и шантаж в рамках обогащающейся системы.

По сути, речь идёт о нравственном выборе «все или только избранные».

Можно выживать всем вместе, но для этого придётся потерпеть некоторую относительную скудость. А можно, конечно, 9/10 уморить, зато оставшимся жить в полное своё удовольствие…
Шлюпок, скажем так, хватило бы на всех – но в шлюпках было бы тесновато сидеть. А либерал тесноты не любит, он приватизирует шлюпку лично для себя – остальных оставляет тонуть.

+++

Созданные веками цивилизации институты несовместимы с либерализмом, они деградируют при его порядках. Прежде всего, историческое общество является совладельцем территории и всех её благ, а не собранием частных собственников, не связанных никакими обязательствами перед общественными потребностями.

Институты представительства, выработанные историческим социумом – несовместимы с произволом финансового заговора.

Например, если нет возможности выбирать собственников корпораций и банкиров – то нет смысла вообще никого выбирать.
Да и в целом общественное служение (поприще, по старому говоря) – несовместимо с эгоистическим самослужением, эгоистическим восторгом существа, всех обобравшего и празднующего это, как великое достижение.
Вся человеческая история (чем она и отделяется от доисторической дикости) – это борьба цивилизации с безусловностью частной собственности. Человеку на протяжении всех эпох доказывали, что захваченное им – принадлежит на самом деле не ему. Верующим доказывали, что не им, а Богу. Феодалам – что не им, а королю. Социалисты были убеждены, что не им, а обществу, образованные – что не им, а общечеловеческой культуре, и т.п.

На базе безусловной частной собственности и приоритете личного интереса человеческое общество никогда не сумело бы выйти за рамки зоологических форм существования. Ибо безусловная частная собственность (не требующая ни служения, ни оправдания) – удел зверей и звериного начала в человеке…

+++
Современные самопровозглашённые «богоизбранные» хуже древних торических фашистов тем, что «богом» считают самих себя. Все личины отброшены, косматая морда доисторического зверя вылезла «во всей красе». Их представление о собственном господстве не требует никаких моральных оправданий, сила – вот единственный закон.

Это значит, что всё во Вселенной обязано замкнуться на правящие слои, забирающие себе все мыслимые и немыслимые права, но не желающие оставить за собой никаких обязанностей. Они забирают себе всё, и при этом не обещают ничего.
Увы, 100 лет безальтернативного преподавания дарвинизма в школах и усилия обществ воинствующих безбожников не пропали даром: к XXI веку выросло в массовом количестве чудовище, целиком и полностью слившее представления о добре и зле, истине и лжи – с собственными шкурными интересами.

+++

Начинавшаяся с круга прихожан Храма и всей их деятельность по обеспечению храмовых сакралий, человеческая цивилизация рискует угаснуть в «мерзости запустения». Если каждый начнёт брать всё, до чего дотянется, и не думая отдавать что-то взамен – коллапс неизбежен.

Недаром ведь у Голливуда уже лет 30 все фантастические киноленты о будущем – отражают только миры пост-апокалипсиса. Нет ни одной футурологической фантазии о светлом и счастливом будущем человечества.
На базе либерально-рыночного хищничества такой фантазии просто не за что зацепиться…


[1] В радикальном иудаизме на гоев не распространяются никакие заповеди, обман гоя – доблесть, его убийство приравнивается к убийству животного, как и сам он к животному. К гоям нельзя было относиться по-человечески, т.е. жалеть их, сочувствовать им, ставить наравне с иудеями.

[2] Протестантизм – второй (после иудаизма) источник современного западного либерализма. Это религия капиталистической жестокости, в которой люди изначально, при рождении поделены на богоизбранных и проклятых. Последние обречены страдать и на земле, и после, в аду. Если в иудаизме были прозелиты (принявший иудаизм гой становился своим) – то в кальвинизме прозелитства нет: само Небо якобы разделило людей на тех, кто достоин блаженствовать и тех, кто обречён на муки. А потому и жалость, снисхождение к падшим изгоям общества – в протестантизме богоборчество, дурное дело.

[3] Характерный образчик полемики в этом духе (у меня таких целая коллекция): возмущается аноним с сети, «толкающий» пенсионный геноцид: «Понять не могу, а чего обсуждать то? Ссылки дали на мнение кого-то неизвестного и нечем не примечательного человека…

Хотя ладно, посмотрел:

Александр Леонидович Филиппов (Леонидов) в 2016 году написал статейку на явно проплаченной газетенке https://economicsandwe.com/8FB16F210BE09FAA/

Сам не имеет никакого образования кроме как средней школы (?!-ЭиМ), никакой работы у него никогда не было (?! – ЭиМ)— написал 4 книжки каких-то весьма странных.

Теперь вот статейки в проплаченных изданиях строчит за денюжки а на него ссылаются. Если это ваш уровень, то понятно.

А чего здесь обсуждать я не вижу».

То есть человеку статью скинули, а он полез автора биографию читать, нашёл, что автор не в рядах масонерии и облегчённо пот утёр: чего тут обсуждать-то? Авторы у вас не той системы!

Александр Леонидов; 13 июля 2018
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Показать сообщения:   
Открыть новую тему  Ответить    Все разделы -> Политика и т.д. Часовой пояс: GMT + 6
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Вы не можете вкладывать файлы
Вы не можете скачивать файлы